Калмыцкий Портал
Регистрация или вход Регистрация или вход Главная | Анкета | Форумы | Рекомендовать | Обратная связь | В избранное | Сделать домашней
Меню
Главная
Статьи
Фотогалерея
Дневники
Группы
Файлы
Игры

Опросы

Загрузить фото
Добавить статью

Поиск по сайту
Правила Портала
Рекомендовать
Обратная связь
Modules
ГлавнаяГлавная
ФорумФорум
AccountAccount
PogodaPogoda
RulesRules
Добавить новостьДобавить новость
ИнформерИнформер
Каталог файловКаталог файлов
НовостиНовости
Обратная связьОбратная связь
ОпросыОпросы
Поиск по сайтуПоиск по сайту
РекомендоватьРекомендовать
СтатьиСтатьи
Комментарии
08.12.2012 Джунгар
Поздравляю Вас всех с этим светлым праздником! Жел...

08.12.2012 Аргун
Поэтому проходила мимо тут тема Казахско- Джунгар...

01.12.2012 ten3235.t@yandex.ru
Советская история (в ныне действующей) истории - в...

11.11.2012 Бакши Джамба
К калмыцким неофитам (будем так говорить) я выношу...

01.11.2012 Гость
У нас в Монголии таких японцев много они почем...

25.08.2012 Ерлан
А на счет Калмыков.Этот народ как известно ...

13.07.2012 Гость
вообще-то предки Сигала по отцовской линии приехал...

28.06.2012 ten3235@yandex.ru
Сибирские калмыки... Да, это, действительно,траге...

18.06.2012 Хальмг
лучше бы греция из кризиса вышла,хреновенько у вас...

Архив новостей

История, религия

В идее независимости слишком много эмоций

14-й Далай-лама, духовный лидер тибетских буддистов, вот уже более сорока лет живет в Дхарамсале на севере Индии, где осели несколько тысяч тибетцев. Земное перевоплощение бодисатвы Авалокитешвары, божества Сострадания, он принял вашего корреспондента в своей довольно скромной резиденции в предгорьях Гималаев. Разговор шел, к сожалению, не о религии, не о духовном, не о самосовершенствовании, а о вещах более приземленных, хотя и важных.

- Прошлой осенью я был в Тибете, и у меня не сложилось впечатления, что китайцы собираются его колонизировать, как считаете вы и ваше окружение. Административные работники и специалисты из внутренних районов приезжают в командировки на несколько лет. Другие китайцы, с которыми довелось общаться, уверяют, что приехали на год-два и не намерены оседать в Тибете. Так, может быть, опасения излишни?

- Да, некоторых китайцев пугает высокогорье. Скажем, беременные женщины предпочитают вернуться на равнину и рожать там. Но дело в том, что для китайцев из собственно китайских районов Тибет стал местом, где можно заработать. Сейчас идеология мало кого волнует - только деньги. И люди пытаются максимально использовать открывающиеся в Тибете возможности. Речь прежде всего идет о тех, кто не имеет профессиональной подготовки, не имеет квалификации и не может найти стоящую работу в самом Китае.

Кроме того, есть и политические причины. Посмотрите на (автономный район) Внутреннюю Монголию. Монголов там три миллиона, а численность китайцев неуклонно росла в последние десятилетия и достигла сейчас 18 миллионов человек. Когда я был в Монголии, то своими глазами в приграничье видел, как безлюдна монгольская территория и насколько гуще заселены приграничные земли Внутренней Монголии.

- Та же картина и на российском Дальнем Востоке: с нашей стороны - безлюдье, с китайской - огромное население...

- Может быть, России и Монголии стоит сдать Китаю часть своих земель в аренду (смеется). В такой ситуации весьма трудно сохранить свою культуру и обычаи. В начале прошлого века 13-й Далай-лама совершил поездку в Монголию, а затем в Пекин. Тогда Китаем правила маньчжурская династия Цин и существовала обособленная маньчжурская община со своим языком, письменностью, культурой, обычаями. Маньчжуры к тому же правили Китаем в течение нескольких столетий. И вот примерно через пятьдесят лет я побывал в Пекине и на Северо-Востоке Китая: маньчжурской общины уже не было, они были полностью ассимилированы.
Я виделся тогда в Пекине с председателем Мао и Лю Шаоци, который был моим боссом (смеется). Он был председателем Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей, а я - одним из его заместителей. Лю Шаоци тогда сказал, что у Тибета большая малозаселенная территория, а у Китая - очень большое население, и поэтому нам надо произвести обмен. Что ж, вполне логично. И было бы логично, если бы у наших народов была одна культура, если бы это был один народ. Но это разные народы, с разной культурой, со сложной историей взаимоотношений.

С середины прошлого века, когда китайцы, как они говорят, освободили Тибет, он находится под их полным контролем. Но они всегда ощущали и до сих пор ощущают национализм тибетцев и опасаются возможного их отделения от Китая. Китайцы практиковали вывоз тибетских детей в китайские районы, где они жили по десять и более лет. Но и это не помогало: тибетцы оставались тибетцами и лишь немногие из них становились вполне лояльными Китаю и китайцам. Так что сейчас, чтобы обезопасить себя от возможного отделения Тибета, китайцы пытаются превратить тибетцев в меньшинство на их земле.

- Вы в свое время сказали, что отказываетесь от идеи независимости Тибета, и теперь говорите о необходимости его "подлинной автономии" в границах КНР. Однако вы требуете автономии не для нынешнего Тибетского автономного района (ТАР), а для "большого Тибета", который едва ли не вдвое больше ТАР и включает обширные территории, входящие сейчас административно в соседние китайские провинции. В Пекине считают, что это тот же сепаратизм, но только замаскированный...

- Да, это очень чувствительный вопрос. Китайцы до сих пор подозревают нас в стремлении отделиться. Но на самом деле мы этого не хотим. Вы сами видели, что в материальном плане Тибет является отсталым. Нам нужны современные технологии, современная экономика, современное развитие. Шестимиллионный тибетский народ должен оставаться в Китае, чтобы воспользоваться благами быстрой модернизации. Условие одно: у тибетцев должны быть властные полномочия в том, что касается их языка, культуры, духовной жизни, окружающей среды, образования, здравоохранения. А сохранение культуры и духовности в равной степени важно для всех тибетцев, где бы они ни жили: в Ганьсу, Цинхае, Сычуани, Юньнани. Между прочим, в прежние времена жители этих краев определенным образом противопоставляли себя обитателям Центрального Тибета, даже гордились тем, что находятся под властью китайских, а не тибетских правителей. Они с недоверием относились как к китайцам, так и к "тибетским" тибетцам. Но сейчас и эти тибетцы чувствуют угрозу своей культуре и самобытности и возлагают надежды на меня. Если бы при таких обстоятельствах я стал говорить о сохранении культуры и религии только на той территории, которая находилась под контролем тибетского правительства к середине прошлого века, то эти восточные тибетцы сочли бы меня предателем. Я хорошо знаю их настроения, поскольку едва ли не каждую неделю встречаюсь с монахами и другими людьми, прибывающими оттуда - кто с разрешения китайских властей, а кто - их большинство - нелегально.

Да, и в Тибетском автономном районе, и в провинциях к востоку от него есть люди, которые выступают за независимость Тибета. Что с ними делать? Не бить, не пытать, не бросать в тюрьму. Им нужно дать настоящую автономию, которая только и сможет гарантировать пребывание Тибета в границах Китая.

- Сначала они получат реальную автономию, а потом все равно захотят независимости...

- Вот оно - китайское подозрение! На самом деле все зависит от собственного поведения китайских властей. Вспомните Россию, Советский Союз. Если бы все семьдесят лет после революции последовательно и искренне проводился ленинский курс, в том числе в национальном вопросе, то не случилось бы и развала Советского Союза. Но со Сталиным (не очень-то русским) пришло слишком много жестокости, пришла диктатура. А потом появились деятели из числа недовольных представителей национальных меньшинств вроде министра иностранных дел Шеварднадзе, и Союза не стало.

Если центральное правительство Китайской Народной Республики в будущем стало бы проводить национальную политику ленинского типа, в духе подлинного равноправия, это стало бы лучшей гарантией единства страны. Подавление и репрессии могут принести делу стабильности и единства только вред.

- Значит ли это, что для удовлетворительного, с вашей точки зрения, решения вопроса требуются некие крупные перемены в Китае?

- Не обязательно. Знаете, некоторые крупные западные компании предпочитают иметь дело не с демократическими, а с тоталитарными режимами (смеется). Необходимые разрешения можно получить, удовлетворив нескольких важных лиц. С теми властями, которые избираются, делать бизнес бывает сложнее.

Похожая ситуация и с Китаем. Если пекинское руководство поставит во главу угла долгосрочные интересы стабильности и единства, то оно легче, чем это сделало бы демократическое правительство, может пойти на изменение политической структуры. Прежде пекинскому руководству мешала идеология: все, что связано с Тибетом, оценивалось только с точки зрения идеологии. Теперь главным препятствием стала подозрительность: они только и делают, что подозревают и во всем видят подвох.

- Недавно китайский премьер Вэнь Цзябао подтвердил, что двери для контактов "широко открыты", и повторил несколько предварительных условий. Среди прочего необходимо, чтобы вы признали Тайвань неотъемлемой частью Китая. Вы отказываетесь делать такое заявление?

- Ну, не то чтобы отказываюсь... Но скажи я такое, что бы подумали обо мне двадцать с лишним миллионов жителей Тайваня? Я легко, без тени сомнения и со всей убежденностью скажу, что Шанхай - это часть Китая, что Гонконг - это часть Китая, хотя он и был в аренде у британцев. Но касательно Тайваня... Я не историк, а некоторые историки считают, что с определением принадлежности Тайваня есть некие сложности. Еще важнее другое: Тайвань сейчас - это отдельная страна, причем страна, которая сумела добиться многого из того, чего не смог добиться Китай. Это касается экономики, благосостояния, образования, демократии. После жестокой диктатуры Чан Кайши они пришли к демократии, и она, может быть, получше, чем в России (смеется).

- Вы также не хотите заявить (еще одно китайское требование), что Тибет является неотъемлемой частью Китая?

- Я постоянно говорю, что никогда в будущем не буду добиваться независимости Тибета. Это абсолютно точно, на сто процентов. Но в том, что касается прошлого, опять же не все так просто. Если, вслед за китайским правительством, я скажу, что Тибет с VII века был частью Китая, надо мной будут смеяться. Непросто сказать, что и с ХIII века он был частью Китая. Но вот с 1951 года, с момента подписания Соглашения из 17 пунктов, да, можно говорить, что Тибет стал частью - нет, не Китая, а Китайской Народной Республики.

Исходя из тибетских интересов я не хочу независимости. Вообще в идее независимости слишком много эмоций, люди готовы ради нее терпеть экономические, политические невзгоды. Зачем? Мир меняется. Посмотрите на растущий Европейский союз. Я ясно предвижу, что когда-то и Россия войдет в Евросоюз, в Европейскую федерацию, а Москва, учитывая численность российского населения, может стать столицей Европы - почему бы и нет?

В свое время китайцы уверяли, что их "большой скачок" 1958 года принес огромные успехи. Потом оказалось, что все наоборот. Они всячески восхваляли "культурную революцию". Но в конце 1970-х сказали, что в ходе нее было допущено и много ошибок, а теперь говорят, что "культурная революция" и вовсе была полным провалом. Контролируемая информация всегда остается односторонней. Китайские книги об истории Тибета тоже содержат одностороннюю информацию. Если бы я сказал: "Да, да, все это верно!" - ничего в истории не изменилось бы, история остается историей. История, прошлое - это не дело политики, дело политики - это будущее, это оно нуждается в политических решениях. Так вот, на будущее я целиком и полностью отказываюсь от независимости. Я уже заявлял и повторю сейчас, что я полон решимости и желания, используя свой моральный авторитет, склонять к такой позиции тех тибетцев, которые выступают за независимость и за отделение Тибета. Например, Конгресс тибетской молодежи настроен на независимость и постоянно критикует меня. На встречах с ними я призываю их отказаться от эмоций и встать на реалистические позиции.

- Как вы оцениваете позицию международного сообщества в тибетском вопросе?

- Возобновление прямых контактов с Пекином стало возможным в первую очередь благодаря бывшему председателю КНР Цзян Цзэминю, который привнес в политику своей страны больше открытости. Но и позиция зарубежных государств сыграла определенную роль. Президент США Клинтон и вице-президент Гор поднимали тибетскую тему на переговорах с китайским руководством. То же делают сейчас нынешний американский президент и госсекретарь, как они мне и обещали. Вовлечены и большинство европейских стран, за исключением России (в очередной раз весело смеется: "Это вполне объяснимо, я не в претензии").

- В достаточной ли степени зарубежные страны активны в попытках убедить Китай?

- Нет, в недостаточной. Но я все равно удовлетворен. Китай - огромная страна, самая населенная, с громадным экономическим потенциалом и с важной ролью в мировой политике. Все страны, включая США, Россию, Индию, хотят иметь с ним добрые отношения. Китай не должен быть в изоляции, он заслуживает хороших взаимоотношений с мировым сообществом и уважения со стороны этого сообщества.

"Российская газета", Сергей Меринов


Похожая новость:


О свободе выбора, терпимости и национальном языке

Обратиться к вопросу о национальном языке меня побудили недавние события в Риге, когда русскоязычные ученики шумно и безрезультатно протестовали против школьной реформы, увеличивающей количество предметов, изучаемых на латышском языке.
Более десяти лет назад аналогичное укоренение происходило в Средней Азии, когда на родной язык спешно переводились не только учебники математики, химии и физики, но и деловая документация. Это нередко приводило к казусам, когда "коленчатый вал" в переводе звучал как "нога железного барана", что, впрочем, нисколько не смущало реформаторов.

Латвийский этноцид отличается от среднеазиатского в худшую сторону, поскольку десять лет назад у русскоязычных "азиатов" была возможность хоть как-то реализовать своё имущество и сменить страну проживания. В Прибалтике же за эти годы были приняты варварские законы, благодаря которым продать недвижимость можно, только имея гражданские права, которые не так-то просто обрести. Да и полноправным гражданам, как мы видим, приходится несладко: насильственная ассимиляция им обеспечена.

К сожалению, на всём постсоветском пространстве наблюдаются тенденции обратные общемировым. В цивилизованном мире - праздник мультикультурализма, благодаря которому, например, корейский малыш, живущий в швейцарском кантоне, имеет возможность получать образование на родном языке, параллельно изучая немецкий или французский, чтобы быть достаточно адаптированным в окружающем языковом поле. Гибкость подходов обеспечивается тем, что иммигрант в большинстве развитых стран имеет свободу выбора в части сохранения своей этнической аутентичности. Он может пользоваться услугами школ, образовательных институтов, больниц. При желании он может полностью ассимилироваться или же сохранить свои культурные корни.

Однако вернёмся на российскую почву. События в Риге подвигли российских парламентариев к обсуждению вопроса об экономических санкциях в адрес Латвии. А между тем, не только за пределами Российской Федерации, но и на отдельных её территориях граждане не всегда свободны выборе изучаемого языка. Так, например, в Республике Калмыкия школьникам и учащимся средних специальных заведении навязывается обязательное изучение калмыцкого. Однако существует большая разница между тем, чтобы "иметь право на развитие своего языка и культуры" и "быть обязанным" изучать дополнительный язык. В первом случае - расширяются свободы, во втором - совершается насилие.

Чтобы ярче продемонстрировать разницу между негативным (можно то, что разрешено), и позитивным (не запрещено, следовательно, разрешено) восприятием свободы, расскажу историю, произошедшую с моим одноклассником Ренатом Романовским, который в конце 80-х годов прошлого века никак не мог ответить на вопрос классного руководителя о своей национальности (так тогда называлась этническая самоидентификация). Очевидно, Ренат не чувствовал себя ни поляком, ни татарином, но... анкета на последних страницах классного журнала не могла оставаться незаполненной. Тогда школьник в качестве протеста в графу "национальность" вписал своим корявым почерком слово: "чукча". Очевидно, дерзким ответом юноша намеревался продемонстрировать абсурдность вопроса, но тем самым для педагога он превратился в "чукчу" до получения паспорта. Увы, советский человек не был свободен иметь или не иметь этническую идентичность. Он был обязан выбрать себе "национальность" одного из родителей.

Советская практика определения этничности по кровнородственному, а не культурному признаку и фиксация этого признака в паспорте возникли из-за того, что после революции большевики, в отличие, например, от французских республиканцев, осуществили административное деление страны по этнотерриториальному признаку, институционализировав, таким образом, этничность. С отменой "пятой графы" бытовой расизм исчез из нашей жизни, однако, возникли другие нелепости, связанные с ориентацией на права групп, а не человека.
Учёные по-разному оценивают годы советской власти: кто-то говорит о массовом геноциде народов, кто-то считает, что финансовые средства распределялись в ущерб российской глубинке, направлялись на развитие национальных республик. Однако нельзя отрицать того, что именно при советской власти отдельные (статистически наиболее крупные) этносы получили псевдогосударственность (союзные и автономные республики). Для народов, ранее не имевших письменности, она была изобретена. Спонсировалась этническая "высокая культура": у каждой республики был свой "великий" писатель, поэт, композитор и т.д. Этничность (национальность в советской терминологии) означала принадлежность к статусной группе, была мощным инструментом межгрупповой конкуренции и получала систематическую поддержку со стороны государства.

Однако на практике политические решения о наделении абстрактных групп особыми правами очень часто приводят к насилию в адрес совершенно конкретных индивидов. Лучшим юридическим аргументом против групповых прав является то, что группа не может являться субъектом права, поскольку не может нести ответственность. Хотя, за годы советской власти мы знаем немало фактов, когда за преступления, совершённые отдельными индивидами, пытались возложить ответственность на группу в целом. Одним из примеров такой вопиющей несправедливости являются депортации целых народов. Именно из-за них после распада СССР учёные и политики в России заговорили о "восстановлении исторической справедливости". Однако стали делать это, по-прежнему считая, что бенефициантом права является группа. Такое восстановление справедливости приводило лишь к бесконечному торгу между властью и этническими предпринимателями, в результате которого выторговывались некие "особые условия", используемые чаще всего не по назначению.

Ориентация на групповые права подвигла законодательные собрания ряда российских республик ввести обязательное изучение вторых государственных языков в средних учебных заведениях, а также инкорпорировать в тексты региональных избирательных законов языковые цензы для кандидатов на пост главы субъекта федерации (впоследствии отменённые). Таким образом, право говорить на родном языке для части жителей было подменено на всеобщую обязанность его изучения, а те граждане РФ, которые проживают на территории республики, но не владеют вторым (региональным) государственным языком, были лишены права баллотироваться на высшие государственные должности, Если бы законодатель был ориентирован на соблюдение прав человека, а не на "реванш" одной из этнических групп (то есть бенефициантом права выступал бы индивид, а не группа), он бы смог увидеть другие, буквально лежащие на поверхности, решения. И школьникам было бы предоставлено право изучения "родного" языка, а государственные учреждения были бы укомплектованы переводчиками.

Таким образом, и внутри Российской Федерации налицо диктат меньшинств, являющихся доминирующим большинством на отдельно взятых территориях, имеющих определённую степень суверенитета. Однако говорить об этом вслух почему-то считается неполиткорректным. Между тем, права русскоязычных ущемляются не только в школах. Например, в течение ряда лет свыше 90% студентов Калмыцкого госуниверситета имеют калмыцкую этническую принадлежность, хотя в общей численности населения доля калмыков колеблется около 47%. Сама по себе статистика является лишь настораживающим фактором и совсем необязательно свидетельствует о наличии каких-то барьеров для представителей нетитульных этнических групп при поступлении в КГУ. Вполне возможно, что свою роль играют коррупция, родственные связи, традиционно более крепкие среди калмыков, общий имидж университета или другие причины. Однако аргумент, который привёл мне один из преподавателей в личной беседе: "Но ведь это калмыцкий университет", - не оставляет сомнений в том, что даже среди наиболее просвещённой части жителей республики Калмыцкий uосударственный университет (то есть университет Республики Калмыкия, в которой проживают граждане, идентифицирующие себя с различными этническими группами) воспринимается в качестве калмыцкого государственного университета (т.е. университета калмыков).

Что характерно, подобные рассуждения их приверженцы, как правило, никогда не доводят до логического предела (т.е. вузы, находящиеся вне территории республик, не воспринимаются ими в качестве "русских"), и абитуриенты из Калмыкии независимо от этнической принадлежности с успехом обучаются в Астрахани, Волгограде, Москве и других городах. Более того, многие из представителей нынешней политической элиты Калмыкии поступали в престижные московские вузы по этническим квотам. Так, Президент РК К.Н.Илюмжинов и его брат Вячеслав Николаевич были приняты в МГИМО в качестве "национальных кадров" по республиканской квоте КАССР.

Результаты проводимой в течение последнего десятилетия политики избирательной терпимости к "пострадавшим от советской ассимиляции народам" привели не к ослаблению, а к укреплению этноцентричного сознания. И во время одного из своих визитов в Калмыкию я имел возможность убедиться в этом лично. 22 - 23 августа 2003 года в Элисте состоялось традиционное августовское совещание педагогов Республики Калмыкия, завершившееся речью министра образования РК Бадмы Салаева, которая была произнесена на калмыцком языке и не сопровождалась переводом. Министр был награжден аплодисментами всего зала, включая его русскоязычную половину, аплодировали также и не понявшие ни слова, но приученные к однобокой толерантности московские и волгоградские гости. Такое поведение высокого чиновника никого не возмутило, хотя не менее 30% присутствующих имели славянскую внешность (да и не все калмыки свободно владеют родным языком). Между тем название одного из круглых столов конференции звучало как "Формирование культуры мира и толерантности через создание системы гражданского образования".

Аналогичная ситуация за редким исключением складывается практически во всех национально-государственных образованиях России. Учитывая вышеперечисленные факты, можно сделать вывод о том, что порочные методологические подходы, унаследованные нами из недавнего советского прошлого, ведут к образованию новых линий межэтнической напряженности. А выход из этой ситуации для нашей страны может быть только в более либеральном понимании свободы и справедливости, в ориентации на права индивида, но не группы. Насилие над личностью в форме навязывания русскоязычным школьникам дополнительного "родного языка" на фоне создания специальных комиссий по "формированию толерантности" и внедрения "толерантного воспитания" выглядит нелепо. Кроме того, активное расширение прав "коренных народов" в условиях интенсификации трудовой миграции ведёт и к иным печальным последствиям. Чем агрессивнее расширяются культурные права республиканских "титульных этносов", тем скорее "принадлежащие" к ним индивиды теряют возможность реализовать их при пересечении республиканской границы, встречают недоброжелательное отношение в случае демонстрации своей этнической самобытности.

«Республика - 21 век», Павел Коробков


<<< Предыдущая новость || Следующая новость >>>
Категории статей
Буддизм
История, религия
Ринчен Дордже

Калмыкия
Общие
За бугром
User Info
Логин

Пароль



ПользователейПользователей:0
ГостейГостей:47
ВсегоВсего:47
Опрос
Вы владеете калмыцким языком?

Да, свободно
Да, немного
Понимаю, но не говорю
Знаю слов 10
Не владею


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 894
Комментарии: 44
Последние статьи

Общие 27.05.17

Калмыкия 17.11.2012
В жестоком современном обществе всемирное женское ... >>>

История, религия 11.02.2011
Он оберегал родных, никогда ни словом не обмолвилс... >>>

Калмыкия 05.02.2011
Как правило, маленькие, но гордые республики, стар... >>>

Общие 13.12.2010
На сегодняшний день рынок Калмыкии можно считать н... >>>

Реклама партнеров
Главная | Статьи | Форумы | Рекомендовать | Обратная связь
Kalmyk Portal