Калмыцкий Портал
Регистрация или вход Регистрация или вход Главная | Анкета | Форумы | Рекомендовать | Обратная связь | В избранное | Сделать домашней
Меню
Главная
Статьи
Фотогалерея
Дневники
Группы
Файлы
Игры

Опросы

Загрузить фото
Добавить статью

Поиск по сайту
Правила Портала
Рекомендовать
Обратная связь
Modules
ГлавнаяГлавная
ФорумФорум
AccountAccount
PogodaPogoda
RulesRules
Добавить новостьДобавить новость
ИнформерИнформер
Каталог файловКаталог файлов
НовостиНовости
Обратная связьОбратная связь
ОпросыОпросы
Поиск по сайтуПоиск по сайту
РекомендоватьРекомендовать
СтатьиСтатьи
Комментарии
08.12.2012 Джунгар
Поздравляю Вас всех с этим светлым праздником! Жел...

08.12.2012 Аргун
Поэтому проходила мимо тут тема Казахско- Джунгар...

01.12.2012 ten3235.t@yandex.ru
Советская история (в ныне действующей) истории - в...

11.11.2012 Бакши Джамба
К калмыцким неофитам (будем так говорить) я выношу...

01.11.2012 Гость
У нас в Монголии таких японцев много они почем...

25.08.2012 Ерлан
А на счет Калмыков.Этот народ как известно ...

13.07.2012 Гость
вообще-то предки Сигала по отцовской линии приехал...

28.06.2012 ten3235@yandex.ru
Сибирские калмыки... Да, это, действительно,траге...

18.06.2012 Хальмг
лучше бы греция из кризиса вышла,хреновенько у вас...

Архив новостей

История, религия

Госдума нашла самых пьющих подростков России

Вчера на Охотном Ряду обсуждали, как бороться с подростковым алкоголизмом. Виноватыми в конце концов оказались производители пива и те, кто продает этот напиток подросткам. А один из депутатов признался между тем, что в Госдуме тоже пьют каждый день, и отнюдь не только пиво.

По официальной статистике, за минувшие пять лет (1998–2003 гг.) потребление водки в России не изменилось, а потребление пива выросло в 2,3 раза. Еще на треть увеличилось производство технического спирта, и минувший год установил печальный рекорд по числу граждан, умерших от алкогольного отравления, – 40 тыс. 567 человек. По данным Минздрава, хронических алкоголиков в возрасте до 14 лет в стране зарегистрировано 6,5 тыс., от 14 до 18 лет – 41 тыс. Это на 65% больше, чем было 5 лет назад. Самые пьющие подростки в Калмыкии – 7 из 100 злоупотребляют алкоголем. Следом идут Курганская, Кемеровская и Псковская области – 3 подростка из 100, в то время как в среднем по России этот показатель – 3 спившихся подростка на тысячу. Что касается пива, то, по данным социологических исследований, его регулярно употребляют около половины подростков.

«Директора магазинов, расположенных недалеко от школ, ждут не дождутся первого сентября, чтобы перевыполнить план», –заявила на вчерашнем «круглом столе» в Госдуме директор департамента медицинских программ семьи и детства Ольга Шарапова. Исполнительный секретарь Союза российских пивоваров Вячеслав Мамонтов попытался возразить, что подростки составляют лишь 7% потребителей пива и что пивовары готовы обозначать бутылки с пивом знаком о запрете продажи лицам до 18 лет. Но взявший слово депутат Александр Хинштейн («Единая Россия») сравнил пивоваров с производителями наркотиков, которые «делают кровавые деньги и уничтожают генофонд».

А депутат Законодательного собрания Томской области Петр Чубик похвастался, что в его регионе пить пиво в общественных местах уже запретили с 1 сентября этого года. Нарушителей штрафуют на 100–300 рублей, за первый месяц оштрафовали 934 человека. При этом выявление других административных правонарушений резко сократилось, так как милиционеры переключились на ловлю любителей пива.

Вячеслав Мамонтов опять попытался возразить, что все дело в отсутствии у молодежи «доступного спорта, доступного творчества», а в России пива пьют совсем немного. Так, средний чех за прошлый год выпил 162 литра пива, средний немец – 123 литра, а средний россиянин – 50 литров. Еще Вячеслав Мамонтов попросил не приравнивать пиво к алкогольным напиткам, не потому что в пиве алкоголя нет, а потому что «нигде в Европе его оборот так не регулируют». Действительно, и в соответствии с действующим российским законодательством, и с международными классификаторами товаров пиво к алкогольным напиткам не относится. Но зампредседателя Комитета по безопасности Госдумы Михаил Гришанков («Единая Россия») заявил, что «всем понятно, пиво – это алкоголь, а дискуссия по этому поводу – от лукавого». Еще Михаил Гришанков пообещал, что в ближайшее время будет принят общероссийский закон о запрете пить пиво в общественных местах («НИ» писали об этом законопроекте 12 октября), несмотря на противодействие Минэкономразвития, которому «важны ВВП и налоги, а здоровье граждан не важно». А зампредседателя Комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму Юрий Медведев сообщил, что правительство на днях поменяло свой положительный отзыв по этому законопроекту на отрицательный, показав, что «цеховые интересы превалируют над государственными».

Помимо пива, подростки активно пьют слабоалкогольные коктейли. В минувшем году их потребление на душу населения выросло в полтора раза – с двух до трех литров. Самые популярные – на основе джина и так называемые «энергетические напитки». Причем их оборот, как и оборот пива, никакими законами пока что не регулируется. В планах Госдумы – принять закон о запрете их потребления в общественных местах. А тех, кто продает спиртные напитки подросткам, привлекать по статье «вовлечение несовершеннолетних в употребление спиртных напитков». До сих пор по этой статье наказывали только родителей-алкоголиков, спаивающих своих детей. Под конец дискуссии слово взял депутат Николай Павлов («Родина»). Он сразу же признался: «Я человек пьющий, но борюсь». А затем изложил свой план искоренения алкоголизма в России: «Нужно ввести сухой закон через референдум. С разъяснением президент выступит. А то вы посмотрите на Думу. Здесь пьянка каждый день идет, во фракциях, в комитетах. А ведь это люди, которые конкуренцию выдержали и в депутаты пробились. А где регион депрессивный, там на селе люди только пьют и вообще ничего не делают».

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО


Похожая новость:


Измерения диаспоры

В Санкт-Петербургском издательстве "Алетейя" выпущена книга Э.-Б. Гучиновой "Улица "Kalmuk Road" об истории, культуре и идентичности калмыцкой общины в США. Книга иллюстрирована, 340 страниц.

Книга, рассказывающая жизни калмыков в рассеянии, написана калмычкой из Элисты. Это, казалось бы, обычное положение вещей стало для автора предметом напряженной рефлексии. В предисловии Э.Гучинова признается, что осознание ею своей двойственности приобрело в ходе работы над темой принципиальный характер. Во многих случаях она рассматривала ситуацию не столько в аналитической перспективе, сколько с внутренней точки зрения. Подобная идентификация была для нее естественной, чего не скажешь о необходимости втискивать следствия этой идентификации в прокрустово ложе научного метода. Любопытна риторика авторских признаний:

"При этом, как я поняла позже, гендерная идентичность ушла на второй план, и я вела себя в рамках традиционных поло-ролевых ожиданий. Я старалась быть / казаться "серьезным" исследователем и практически в любой обстановке чувствовала себя "на работе"".

Неопределенность между "быть / казаться", употребление кавычек - все эти стилистические маркеры означают, что автор с готовностью строила свой образ таким, каким бы его хотела видеть анализируемая среда.

Книга состоит из двух почти равных частей. В первой подробно излагается прихотливая предыстория появления калмыков в США, их драматичная судьба в первые годы после революции, масштабный исход из Крыма, ожидание участи в лагерях для перемещенных лиц (так называемое "галлипольское сидение"), формирование общин в Чехии, Болгарии, Королевстве сербов, хорватов и черногорцев. И только во второй части (со с. 172) речь заходит об американском настоящем. До войны наиболее благоприятные условия для жизни эмигрантов были созданы в Чехии при Т.Масарике.

Калмыцкая община не стала исключением. Именно в Праге выходил регулярный журнал "Ковыльные волны", явившийся для Гучиновой одним из основных источников сведений о жизни калмыков не только в Праге, но и других центрах рассеяния. Сведения из прессы дополняются в работе устными рассказами. Применение классического метода включенного наблюдения легче удается антропологу, изучающему "своих" (native anthropologist), однако именно в такой исследовательской ситуации особенно эффективно работают принципы "устной истории" и "экспертного интервью". Одновременно повышается риск этической некорректности в отношении информантов, в связи с чем автор сетует на невозможность предать огласке наиболее яркие истории. Сталкиваясь с мощными рецидивами традиционной культуры и с преобладанием общинного менталитета, native anthropologist не имеет выбора. Калмыки с их дополнительными (расовыми, религиозными) отличиями от европейской среды стали невольной репетицией позднейшей глобализации. Их пример показал, что Азия способна безболезненно сохранить себя в Европе, следя за границами допустимой ассимиляции. Гучинова приходит к выводу, что адаптация калмыков, бежавших от большевиков в составе многонационального, хотя и условно "русского" потока, "базировалась на возможности представлять себя как "культурно русских", но с особым аспектом идентичности, а во-вторых, на способности устанавливать разнообразные отношения с не калмыками (так в тексте. - Я.Л.)". Такая выборочная самоидентификация и внимание к прагматике - то, что сообщает гибкость и прочность небольшим этносам, на каком-то этапе нуждающимся в империи для собственной консолидации.

Из глав, предваряющих американскую часть исследования, особый интерес вызывает "Второй исход в XX в." Здесь идет речь о коллаборационизме калмыков во время второй мировой войны, разъясняются (порой избыточно) его психологические и политические причины, воссоздается подробная картина формирования калмыцких частей в составе Русской Освободительной Армии под командованием генерала Власова. Наряду с сухой информацией автор приводит поразительные памятники агитационной словесности, свидетельствующие о специфически этническом восприятии калмыками своей роли в союзе антибольшевистских сил с Гитлером. Таково, например, стихотворение из газеты калмыцких добровольцев, основанной, ни много ни мало, осенью 1944 г.


На пути Аюки хана
Вступили великие калмыки
Чтобы защитить дорогую родину,
Пошли за Адольфом Гитлером.
Неправедным большевикам
Покажите силу Будды.
Следуя вечному учению
Достигните благоденствия Бумбы, и т. д.

Завершается это чудо разумным призывом "благополучно возвращаться из разведки", что обнаруживает, помимо прочего, глубинную установку на сохранение этноса (что чуждо, в частности, русской национальной идеологии).

Эта установка смогла реализоваться именно в США, о чем свидетельствуют в первую очередь отзывы самих американских калмыков. Несмотря на несогласия с издержками демократии (отчуждение среди родственников, ослабление культурной преемственности), американские калмыки в основном сходятся в положительной оценке тех возможностей, которые предоставила им их новая послевоенная родина. Основная идея "американского" раздела заключается в том, что кочевое происхождение калмыков оказалось близко по духу той "номадической" идеологии, укрепление которой наблюдалось в Америке с начала 1950-х гг. До сих пор устойчивое в той же России представление о заокеанской державе как о "плавильном котле народов" уже давно потеряло актуальность. Для жизни в этой стране вовсе не требуется отказываться от своей идентичности, более того, забота о ней воспринимается не как угроза, а как помощь в построении полноценного глобального общества. В итоге живущее в Америке третье поколение калмыцких переселенцев не может взять в толк, почему в России их соплеменники не в силах сохранить родной язык, отведя ему определенные контексты применения. Автор подробно останавливается на этом феномене, известном лингвистам как "переключение кодов" (code switching). Так, наиболее важные семейные или интимные темы обсуждаются на калмыцком языке. То же самое касается и обслуживания бытовых ритуалов (свадьбы, дни рождения, похороны). Английский - язык внешней социальной коммуникации, в том числе, деловой. В семьях, не потерявших связи с Россией (а таких большинство) сохраняется русский язык. Трезвое разделение функций и определенность ролей - эти требования американской реальности были комплиментарно восприняты культурой калмыков.

На вопрос о родине один из респондентов автора ответил: "Моя родина - Монголия. Там мои корни". Такая точка зрения красиво согласуется с тем, что калмыки лишь в дороге чувствуют себя дома, что, уже будучи жителями Европы, они не мыслили полноценной жизни без коня, что и теперь, найдя свою Америку, они помнят вехи проделанного ими пути - почти вокруг земли, со среднего востока на дальний запад. Книга Гучиновой - это сознательно наивное, нащупывающее адекватный язык исследование, из которого, тем не менее, следуют ответы на многие вопросы об нерепрессивном сохранении культуры, о пользе открытости в союзе с равноправием.

«Русские тиражи», Ян Левченко


<<< Предыдущая новость || Следующая новость >>>
Категории статей
Буддизм
История, религия
Ринчен Дордже

Калмыкия
Общие
За бугром
User Info
Логин

Пароль



ПользователейПользователей:0
ГостейГостей:47
ВсегоВсего:47
Опрос
Вы владеете калмыцким языком?

Да, свободно
Да, немного
Понимаю, но не говорю
Знаю слов 10
Не владею


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 894
Комментарии: 44
Последние статьи

Общие 28.03.17

Калмыкия 17.11.2012
В жестоком современном обществе всемирное женское ... >>>

История, религия 11.02.2011
Он оберегал родных, никогда ни словом не обмолвилс... >>>

Калмыкия 05.02.2011
Как правило, маленькие, но гордые республики, стар... >>>

Общие 13.12.2010
На сегодняшний день рынок Калмыкии можно считать н... >>>

Реклама партнеров
Главная | Статьи | Форумы | Рекомендовать | Обратная связь
Kalmyk Portal