Калмыцкий Портал

21.06.2015 - Человек на войне

В военной биографии гвардии лейтенанта Йота Ностаевич Джалаев было всё: и горечь отступления 1941 года, и справедливое чувство возмездия в июне - июле 1944 года, в ходе знаменитой наступательной операции «Багратион». 

Как у Высоцкого: 

От границы мы 
Землю вертели назад - 
Было дело сначала. 
Но обратно ее закрутил наш комбат, 
Оттолкнувшись ногой от Урала.


Войну он встретил не новичком: был призван в армию в ноябре 1939 года, после окончания полковой школы служил в мотоциклетном полку в г. Львове, затем в г. Каменец-Подольске. С первого дня войны сражался на Западном фронте, отступая всё дальше на восток. Под Белой Церковью был ранен. В начале ноября 1941 года вернулся в строй. В составе 756-го стрелкового полка 5-й гвардейской стрелковой дивизии участвовал в обороне Москвы и в последовавшем контрнаступлении, освобождении городов Таруса, Кондрово, Юхнов. За сражение под Калугой в декабре 1941 года Джалаев получил свою первую награду - медаль «За боевые заслуги», ставшую для него особенно дорогой на всю жизнь. В марте 1942-го был тяжело ранен. После госпиталя сержант Джалаев стал курсантом Казанского танкового училища - надо было учиться воевать по-новому.

В БОЛОТАХ ПОЛЕСЬЯ

В середине декабря 1943 года теперь уже младшего лейтенанта Джалаева направили на Белорусский фронт, в 189-й отдельный гвардейский танковый полк, с назначением командиром взвода. Этот полк наряду с двумя другими с июля 1943 года входил в состав 2-го гвардейского кавалерийского корпуса (комкор генерал-майор

В.В. Крюков), что превращало корпус в современное соединение конно-механизированных войск, способных к быстрому оперативному маневру.

Перед Белорусским фронтом (командующий генерал армии К.К. Рокоссовский) 2 января 1944 года Ставка поставила задачу: разбить группировку противника в районе Мозыря и создать плацдарм для наступления в направлении Бобруйск - Минск. Мозырь был центром Полесской области, а Калинковичи - стратегическим и крупнейшим железнодорожным узлом на всем юго-востоке Белоруссии. Калинковичско-Мозырская операция началась 8 января 1944 года. Наступающие части Белорусского фронта сразу же натолкнулись на жесткое сопротивление противника, который, умело используя систему заграждений и укрепленных участков, удерживал фронт. Тогда Рокоссовский применил тактический приём: с помощью партизан через непроходимые болота вывел 2-й и 7-й кавалерийские корпуса в тыл врага. На рассвете 11 января части 2-го кавкорпуса перешли в наступление. В разгар сражения в расположение корпуса прибыл генерал-полковник О.И. Городовиков, заместитель командующего кавалерией РККА. На бойцов произвело огромное впечатление посещение их в трудной боевой обстановке начдивом легендарной буденновской конницы. Выбив гитлеровцев из опорных пунктов, конногвардейцы парализовали немецкие тылы. Без боеприпасов и продовольствия противник был обескровлен уже через два дня. 14 января танки вошли в Калинковичи. Взвод младшего лейтенанта Джалаева приобрел в ходе этой операции столь необходимый опыт ведения боевых действий в лесисто-болотистой местности. Захватив Калинковичи и Мозырь, войска Белорусского фронта разъединили группы немецко-фашистских армий, действовавших севернее и южнее Полесья, и, по сути, создали плацдарм, открывавший дорогу на запад.

В АПРЕЛЕ 1944-го...

А пока, развивая наступление, Красная Армия в течение января-февраля 1944 года освободила Полесье и вышла на рубеж рек Стоход и Турья, на подступы к Ковелю. Старинный волынский город Ковель представлял собой важный стратегический пункт немецкой обороны. По данным советской разведки, в 1943 году через него к фронту ежесуточно проходило до 70 немецких эшелонов с войсками, техникой и боеприпасами. Сражение за Ковель в марте - апреле 1944 года стало ключевым событием в рамках Полесской операции 2-го Белорусского фронта, специально созданного на стыке Белорусского (теперь он стал 1-м Белорусским) и 1-го Украинского фронтов. По указанию Ставки части 47-й армии начали наступление, не дожидаясь сосредоточения всех войск фронта, что привело к недостаточному обеспечению операции. Окружение немецких войск в районе Ковеля осуществлялось, в отличие от других операций Красной Армии, без участия подвижных войск (поскольку местность считалась танконедоступной), а только лишь стрелковыми соединениями, которые использовали не занятые войсками участки в обороне противника. Активно действующего внешнего фронта окружения создано не было. Город был осажден, но взять его никак не удавалось. Лишь в конце марта в район Ковеля на усиление 47-й армии были переброшены танковые полки 2-го кавкорпуса, включая 189-й, в состав которого входил взвод Джа-лаева. Здесь они вступили в противоборство с танковыми ротами дивизии СС «Викинг», которая была призвана спасти положение немцев под Ковелем. В результате десяти дней ожесточенных боев и ценой больших потерь немецким войскам удалось прорвать кольцо окружения и оттеснить соединения 47-й и 70-й армий. По указанию Ставки на фронт прибыл командующий 1-м Белорусским фронтом Рокоссовский, высказавший мнение о нецелесообразности дальнейшего развития операции. К 5 апреля линия фронта стабилизировалась. 2-й Белорусский фронт был расформирован. 189-й танковый полк перешел в состав 1-го Белорусского фронта.

После деблокады основной задачей немецких войск стало упрочение положения в районе Ковеля и занятие более выгодных оборонительных рубежей. Это достигалось серией атак в различных направлениях. 12 апреля из состава 5-й танковой дивизии СС «Викинг» была сформирована боевая группа «Липперт». Она была переброшена юго-западнее Ковеля, между реками Западный Буг и Турья, с приказом уничтожить действовавшие в немецком тылу партизанские отряды и части 2-го кавкорпуса. О накале боев на этом участке свидетельствуют воспоминания начальника политотдела 1205-го самоходноартиллерийского полка В.Т.Белых: «Противник с еще большей яростью обрушился с запада. Он перепахивал землю бомбовыми ударами с воздуха, накрывал избранный для атаки участок ураганным огнем артиллерии и минометов и, когда там, казалось, не оставалось уже ничего живого, атаковал метр за метром, вгрызаясь в нашу оборону». Во время одного из таких
налетов штурмовой авиации на район сосредоточения танков в обороне с. Боблы Волынской области 18 апреля Джалаев отличился. Оказав первую помощь пострадавшим товарищам, от эвакуации в госпиталь отказался, будучи сам раненым, свою боевую машину не бросил и продолжал держать оборону. На данном этапе войны, в отличие от 1941 года, наблюдалась тенденция, когда награды за совершенные подвиги вручались по возможности максимально быстро. Джалаев был удостоен ордена Отечественной войны II степени. Через два дня командир полка гвардии майор (вскоре получивший звание подполковника) Н.А. Святославов направил в штаб корпуса еще один наградной лист на Джалаева с представлением его к ордену Красного Знамени. В 2014 году вышла книга военного историка Р.О. Пономаренко «Битва за Ковель» - первое комплексное исследование этого сражения. Так как для деблокады города командование вермахта задействовало три танковые дивизии, то автор сосредоточил внимание на особенностях применения немецких бронетанковых войск в условиях танконедоступной местности. Он приходит к выводу, что даже на этом этапе войны степень подготовки немецких танкистов оставалась на высоком уровне. Советские танкисты сражались умело и мужественно, немецкие танки получали достаточное количество попаданий, но броня «пантер» в основном справлялась с ними. Комполка Святославов, представляя к высокой награде Джалаева, исходил из того, что в поединке с двумя немецкими асами он доказал превосходство своей выучки. Сверхточным ударом Джалаев разворотил башню первого танка, поджег его и вынудил повернуть вспять второй. Попытка внезапной вражеской атаки на советские позиции у с. Попувка была сорвана. Младший лейтенант Джалаев (звание лейтенанта ему было присвоено через три месяца, 20 июля 1944 г.) был награжден вторым орденом Отечественной войны II степени. С 1943 года, когда Красная Армия начала одерживать крупные победы, количество награждений орденом Красного Знамени резко увеличилось. Однако он оставался «элитной» наградой: его обычно получали командиры соединений, полков, батальонов, а также летчики. Младших командиров награждали очень редко. В начале мая соединения 1-го Белорусского фронта перешли к обороне, ограничившись усилением и укреплением своих позиций. На поле битвы, наконец, наступило затишье, а обе стороны начали подготовку к грядущим сражениям.

ОПЕРАЦИЯ «БАГРАТИОН»: БОИ ЗА СЕДЛЕЦ

К июню 1944 года линия фронта на востоке подошла к рубежу Витебск - Орша - Могилев - Жлобин, образовав огромный выступ-клин, обращенный вглубь СССР, так называемый «Белорусский балкон». Генеральный штаб разработал план Белорусской наступательной операции под кодовым названием «Багратион». Он был основан на идее прорыва обороны противника на флангах, развития наступления по сходящимся направлениям с целью ликвидации Белорусского выступа и овладения Минском. Главная роль в предстоящем наступлении отводилась 1-му Белорусскому фронту под командованием маршала Рокоссовского. В войсках проводились интенсивные тренировки по отработке взаимодействия пехоты с артиллерией и танками, штурмовым действиям, форсированию водных преград и т.д. Офицеры танковых частей и соединений изучали передний край противника, пути выхода в атаку, проходы в минных полях, способы подавления вражеских огневых точек, особенно бетонированных и стальных бронекуполов - «крабов».

23 июня 1944 года началась Белорусская наступательная операция «Багратион» - одна из крупнейших военных операций за всю историю человечества. Она была проведена в два этапа. 2-й гвардейский кавалерийский корпус активно участвовал на втором её этапе, находясь на левом крыле 1-го Белорусского фронта, продвигавшемся на ковельском направлении. Ещё 2 июля нашей разведкой был замечен отвод немецких войск из Ковеля. Взвод Джалаева получил задание организовать танковую засаду на своем участке. Ранним утром на шоссе появилась немецкая колонна из восьми танков. По команде своего командира бойцы подпустили её на максимально близкое расстояние - до 50 м, и открыли огонь из 3 танков, уничтожив 5 вражеских машин. В одном из боев на подступах к городу Джалаев лично подбил 2 немецких танка, подавил три огневые точки противника. Столь высокая результативность в немалой степени объяснялась тем, что перед Белорусской операцией в войска стали поступать Т-34 с 85мм пушкой, что существенно, по сравнению с модификацией Т-34 с 76-мм пушкой, увеличивало возможности советских танков противостоять «тиграм» и «пантерам». В зимне-весенних кампаниях 1944 года взвод Джалаева воевал на МК-3 - английских танках, поступавших по ленд-лизу. 6 июля Ковель был освобожден. Дальнейшее наступление было приостановлено из-за упорного сопротивления врага. Верховное немецкое командование стремилось всеми силами не допустить прорыва советских армий к Варшаве и форсирование Вислы, перебрасывая на этот участок фронта дополнительные танковые и пехотные резервы. 18 июля возобновилось наступление 1-го Белорусского фронта. 20 июля войска ударной группировки его левого крыла на широком фронте вышли на Западный Буг и в трех местах форсировали его, вступив в пределы Польши. Севернее ударной группировки наступала конно-механизированная группа в составе 2-го гвардейского кавалерийского и 11-го танкового корпусов. Стремительно продвигаясь на северо-запад, конномеханизированная группа под командованием генерала Крюкова освободила города Парчев, Рад-зынь и в ночь на 25 июля завязала бои за Седльце (Седлец). Немецкое командование было весьма обеспокоено прорывом наших танков и конницы к Седлецу и спешно перебрасывало новые части для прикрытия важнейшей коммуникации брестской группировки. В ночь на 27 июля к Седлецу подошли главные силы 73-й пехотной дивизии и из Варшавы части 3-й танковой дивизии СС «Мертвая голова». 28 июля после взятия Бреста войсками 1-го Белорусского фронта часть брестской группировки противника, оставшаяся вне кольца окружения, устремилась на запад в направлении Седлеца. Разведчики доносили: «До пятидесяти танков, тридцать автомашин с пехотой в движении на Седлец». 189-й танковый полк получил приказ установить заслон на Мо-лодечненском шоссе, по которому приближалась вражеская группировка. С.Н. Севрюгов, начштаба одной из дивизий 2-го кавкорпуса, запечатлел в своих мемуарах этот напряженный момент перед боем: «Командир 189-го танкового полка подполковник Святославов, высокий, немного сутуловатый, с мужественным, обветренным лицом, был уже немолодым человеком. Участник первой мировой и гражданской войн, бывший командир роты Чапаевской дивизии, Николай Святославов имел большой служебный и боевой опыт. Он лично возглавил группу танков, вставших в засаду близ шоссе, проверил готовность каждой машины, поговорил с экипажами и теперь обменивался мнениями с другими командирами полков перед тем, как направиться к своему танку». С головной колонной противника справились минометные батареи истребительно-противотанкового артиллерийского полка. Когда показалась вторая волна атакующих, подполковник Святославов решил контратаковать. Обе группы наших танков, включая взвод Джа-лаева, занимавшие охватывающее положение, вышли из укрытий и на большой скорости устремились на врага. Разгорелась ожесточенная схватка. Вражеские машины, поражаемые с двух сторон нашими танками, поспешно уходили обратно. Преследование велось накоротке; танкистам было приказано снова занять оборонительный рубеж и продолжать прикрывать правый фланг корпуса со стороны Бреста. 31 июля после шестидневных тяжелых кровопролитных боев Седлец был взят.

"Известия Калмыкии", Августа ДЖАЛАЕВА, Галина ТАПНИК

Опубликовано на сайте: http://harada.ru
Прямая ссылка: http://harada.ru/index.php?name=News&op=view&id=413