Калмыцкий Портал

04.12.2008 - Путешествие в Калмыкию, часть пятая. О буддизме и его европейском анклаве.

Учитывая то, что современная мода на буддизм сродни моде вековой давности на кокаин (многие продвинутые леди и джентльмены что-то пробовали, но что – тайна, покрытая томлением и морокой), сейчас я, невзирая на томление и отчаянный заоконный свет, систематизирую основные идеи и характерные черты этой необычной для европейцев религии.
Учение Будды Гаутамы сформировалось в 5 веке до нашей эры на базе традиций и постулатов индийской культуры. Первое время после своего возникновения это учение было скорее этико-философской школой, и лишь затем, уже в новой эре, буддизм стал превращаться в религию – с соответствующем пантеоном и обрядами.
Главная идея буддизма состоит в том, что в мире есть четыре благородные истины, а также судьба (то есть карма) и лучшее из состояний – нирвана.

Истина номер один: существование есть страдание.
Следующая благородная истина: причиной страдания являются всевозможные переживания.
Третья истина: пресечение переживаний ведет к прекращению страданий.
И, наконец, последняя истина: есть некий правильный, срединный путь, когда нет как крайнего аскетизма, так и крайнего гедонизма.
Следование срединному пути ведет к достижению приятного внутреннего спокойствия. Это происходит за счет укрощения необузданных мыслей и желаний, а также за счет культивирования дружелюбия, милосердия и симпатии ко всему живому.
Важным буддийским понятием является карма – своеобразная цепь этической причинности, согласно которой человек в последующих жизнях получает то, что он заслужил в текущем своем бытии.
Самой значимой целью для буддистов является достижение нирваны – особого состояния покоя и блаженства, при котором можно выйти из череды кармических перевоплощений
Последователи учения Будды делятся на профессионалов, то есть монахов, и на заинтересованных любителей, то есть мирян. Так зарождалось право на правду.
Монахи, принимая обеты верности Будде, обязуются выполнять десять весьма строгих предписаний-запретов. Мирянам, конечно, значительно проще, для них определены лишь пять заповедей: не убий, не укради, не прелюбодействуй, не лги и не употребляй спиртных напитков. Так закалялся гуманизм.
В настоящее время имеется три официально признанных и достоверно обособленных школы буддизма. Я расскажу о махаяне самой известной, самой массовой и, полагаю, перспективной школе.
Есть такая бабочка – махаон. Она яркая, широко распространенная и очень крупная – ее распростертые черно-желтые крылья могут не уместиться на обычной человеческой ладони.
Такая же и махаяна – яркая, крупная и широко распространенная – ее исповедуют в Китае, Тибете и Монголии. Несложно догадаться, что именно махаяны придерживаются бывшие обитатели Западной Монголии, затем мигрировавшие на запад – калмыки.
В чем же особенности самой «рейтинговой» буддийской школы? В отличие от так называемого ортодоксального буддизма, махаяне присущи переосмысление буддийских положений и разработка новых. Махаяна очень гибка, и поэтому на основе ее традиций разработаны еще два направления: ваджраяна (культивирующая йогу и медитацию) и дзен (пропагандирующий концепцию единства мироздания, а также общего и частого).
Массовое распространение махаяны среди ойратов-калмыков произошло в 17 веке.
Его связывают с подвижнической деятельностью Заи-Пандиты – просветителя, переводчика и создателя калмыцкого алфавита.
А ведь все начиналось неожиданно. В 1616 году известный калмыцкий хан, не имевший наследников, взял да усыновил 16-летнего Заю, имевшего живого отца. Не успел Зая опомниться, как хан отправил его на учебу в Тибет – без обоза с рыбой, но с деньгами на дорогу. Почти полгода целеустремленный юноша шел по горам, по долам, через тернии к звездам просвещения и буддизма…
Учеба смышленому калмыку нравилась. Зая настолько блестяще с ней справлялся, что через 10 лет ему присвоили почетную степень пандиты. Еще через несколько лет Зая-Пандита слал входить в десятку самых значительных тибетских лам, а еще через некоторое время он заслужил высшую ученую степень. Разменяв пятый десяток, лама Зая-Пандита принимает решение возвратиться в родные кочевья – для активной миссионерской деятельности…
Авторитет Заи-Пандиты среди ойратов-калмыков был непререкаемо высок. Мудрый подвижник объяснял заинтересованным степнякам священные сочинения, читал буддийские молитвы, занимался просветительской деятельностью и между делом примирял враждующих ханов.
Кроме того, что Зая-Пандита способствовал распространению и закреплению махаяны, он осуществил еще одну свою значимую идею: «скрестил» калмыцкий разговорный язык с общемонгольской письменностью, то есть, создал оригинальный и поразительно точный алфавит «Тодо бичиг».
Так калмыки обрели свою неповторимую, успешно существующую и поныне письменность.



Зая-Пандита, фотография с сайта gorod-elista.ru

В настоящее время буддизм для калмыков – это и религия, и философия, и образ жизни.
Махаяна удачно впитала в себя добуддийские традиции, которые на протяжении веков культивировались степняками, поэтому никаких внутренних конфликтов калмыцкое вероисповедание не содержит.
Последнее десятилетие – время благоприятствования калмыцкой культуре и калмыцкому буддизму. Издается немало буддийской литературы, в чести человеколюбивая этика, дружелюбие и открытость миру. Действующий хан добился того, что в Калмыкию несколько раз приезжал тибетский Далай-Лама – и это, несмотря на открытое недовольство Китая, который Далай-Ламу считает не меньше, чем врагом (это особая история). Для достойного совершения обрядов выстроены фантастической красоты хурулы, притом оба элистинских храма – крупнейшие в Европе.
В 1996 году на окраине города был выстроен впечатляющий Сякюсн-Сумэ, а в прошлом году на центральной улице (имени, конечно, Ленина), на месте бывшего бетонного завода, был возведен такой белоснежно-пурпурно-золотой храм, что, глядя на него, отчетливо и проникновенно понимаешь: мир – он воздушный и парящий, небо – оно теплое и справедливое, Солнце – оно радушное и ручное, его можно зачерпнуть в ладони и пить, наполняясь ясностью и покоем.
Храм «Золотая обитель Будды Шакьямуни» спустился из зенита на Землю и, очутившись на рукотворном холме, готов мирить далекое и близкое, сны и будни, людей и природу:



Он воистину огромен: только в высоту он в 2,5 раза больше своего окраинного собрата. По периметру его окружают 17-ю пагод, в каждой из которых восседает воплощенный в позолоченном камне великий деятель буддийского учения:



Также хурул окружен пребольшим количеством молитвенных барабанов: совершая ритуальный круг, их принято крутить, при этом молясь и загадывая желания:



Главный зал храма – аналог нефа – называется дугана. В нем находится девятиметровая статуя Будды Шакьямуни. Внутри статуи заложены пригоршни калмыцкой земли, а также драгоценности, мантры и молитвы:


Все пять этажей хурула устланы коврами – по ним ходят босиком, а во время молитв на них можно сидеть. На нижнем уровне храма (под дуганой) находится музей буддизма. На  третьем – комнаты приема верующих, на четвертом – кабинет Главы Республики, на пятом – резиденция Его Святейшества Далай Ламы.
Храм возведен в рекордно короткие строки,



Фотография со стенда, через 6 дней внешняя отделка храма будет завершена

но его оформление еще не закончено, сейчас ведется самая тонкая работа – роспись стен. Этим занимаются художники-танкописцы:



Элистинские ветреные ночи… Теперь они наполнены прозрачным золотом хурула: медовым, сладким на вкус, магнетическим, притягательным. Если прислушаться, слышно, как журчат сбегающие по каскадным лестницам водопады, подсвеченные переменчивыми огоньками – то синими, то фиолетовыми. Пусть все течет, все изменяется, но часы – пристрастные счетчики времени – здесь не нужны. Над Элистой – ветер, золото и уверенный в себе покой.



Олег Горбунов

Продолжение следует.
В следующей части я расскажу о калмыцких красоте, искусстве и модели Вселенной.
Опубликовано на сайте: http://harada.ru
Прямая ссылка: http://harada.ru/index.php?name=News&op=view&id=98