Калмыцкий Портал

Статьи

Поиск

[ Главная | Лучшие | Популярные | Список ]

Жизнь долго не сменяла гнев на милость. Часть 1

Высылка калмыков в СибирьОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Такаев Даган Бараевич родился на хуторе Батрак Черноярского уезда Астраханской губернии (ныне - Малодербетовский район Калмыкии). Сейчас нет на карте такого населенного пункта, местечко постигла печальная участь многих сел, исчезнувших с лица земли в результате депортации народа.
Он был в семье четвертым ребенком. Мать умерла вскоре его рождения от аппендицита. В анкетах, подшитых к «Делу № 7550», и в личных документах написано, что он родился в 1921 году. Его дети и родственники знают, что он родился в год Змеи по восточному календарю, а по подсчетам это 1916 год. 
До войны в калмыцкой степи у людей не было паспортов и метрик. В Сибири при постановке депортированных на учет в спецкомендатурах документы заполняли со слов переселенцев. Народ этим воспользовался, и все стали уменьшать свой возраст, скорее всего, чтобы не отправляли на тяжелые работы или на войну. Это явление приняло повсеместный характер. Много позже, когда представители того поколения стали оформляться на пенсию, им пришлось через суд и свидетелей доказывать свой истинный возраст. 



Даган Бараевич происходил из рода ламин арвн – десяток священника. Десятками у калмыков называли несколько родственных между собой семей, имеющих общих предков. 
Каждый десяток имел легенду о своем происхождении. История древнего и гордого субэтноса ламин арвн уходила своими корнями к самому началу ХVII века. Кто-то в роду был буддийским монахом, учился в тибетской духовной школе. В те далекие времена он добрался в Тибет. От него остались в семье и передаются из поколения в поколение две реликвии: четки и Мирд-бурхн – рака со святыми мощами. Статуэтка Цонкапы , еще одна реликвия, не сохранилась, она утеряна во время депортации.
Род ламин арвн почитался за бескорыстие, добропорядочность, честность и твердую приверженность национальным традициям, был очень богатым и содержал Дунд Хурул – один из крупнейших храмовых комплексов дореволюционной Калмыкии. В ХХ веке история этих комплексов была жестоко прервана, было разграблено и разрушено многое из того, что с верой и любовью созидалось и сохранялось здесь многие годы.
В нормальном государстве богатство граждан должно считаться хорошим признаком, если оно добыто праведными путями. Предки Такаева Дагана Бараевича сумели разбогатеть и создать многочисленные табуны, стада и отары своим трудом - места здесь пастбищные, скотоводческие. Семья владела также садами, полями и каналами, имела собственную маслобойню, небольшую мельницу. Чтобы управляться со всем этим, его дед, Даван Бара, держал пастухов и работников. За использование батрацкого труда в 1930 году его репрессировали по классовому признаку, как кулака. Впоследствии сама советская власть превратила все крестьянство в государственных батраков, в крепостных, платя им ничтожную зарплату. 
Историк С.А.Папков пишет: «23 мая 1929 года Политбюро ЦК ВКП(б) принимает постановление «Об использовании труда уголовно-заключенных». Постановление вводило в стране новые способы советской колонизации неосвоенных территорий с их природными богатствами. В основе изоляции лежал рабский труд заключенных ». 
Советская власть решила совершить «большой скачок» в коммунизм, начав освоение востока страны. Наличие в Сибири огромных свободных территорий предопределило создание своеобразной резервации для жертв различных чисток. Принудительный труд во внутренней колонии обеспечивал стране дешевое сырье и промышленные товары. 
«В 1931-1932 годах, когда масштабы сталинских преобразований достигли максимальных размеров, число заключенных резко возросло. В этот период огромные потоки арестованных двигались по всей стране в направлении строящихся гигантских заводов, железных дорог, рудников и мест добычи сырья », - пишет далее С.А.Папков.
Даван Бара был уже в преклонном возрасте, не знал русского языка и, естественно, пропал безвозвратно на просторах Сибири. К сожалению, имя прадеда по документам никто не помнит, и узнать, каковы были его последние дни и где покоится его прах, невозможно. Вероятнее всего, он спас многодетную семью сына, взяв на себя ответственность перед государством за то, что был крепким хозяином. Как бы то ни было, его сын Бараев Така Даваевич не был сослан с родителем-кулаком. Его спасло от репрессии еще и то, что он вовремя вступил в колхоз.


Даган Бараевич был смолоду сильной, состоявшейся личностью, личностью легендарной, как родник в степи. Все урочища и лощины в Калмыкии именуются по названиям родников, которые текут по ним, кочевники в степи гонят свой скот от родника к роднику. Точно так же и к Дагану Бараевичу тянулись все - у людей столько проблем, которые они не могут решить сами. 
Он производил неизгладимое и мгновенное впечатление на окружающих и запоминался людям надолго, если не навсегда. Дело в том, что у Дагана Бараевича еще в детстве проявился дар целительства. У сестры заболел зуб, он сразу это увидел, провел руками, и всё прошло. Сначала он лечил свою семью, а позже стали приходить соседи, знакомые, так люди и потянулись. И тогда, согласно традиции, его отдали в монастырскую школу, где он изучал тибетский язык, санскрит, буддийскую философию.  
Позже он пошел в светскую начальную школу в своем поселке, где  обучение велось на калмыцком языке. Дальше продолжить обучение не представлялось возможным, так как нужно было ехать в улусную школу или в Астрахань.
Он был носителем традиции медлгчи, шаманов. Дар этот - древнее магическое знание предков, которое передается по наследству, но выборочно, не каждому. Его методы лечения сочетали в себе элементы ясновидения и магии. Никто доподлинно не знает до сих пор, как объяснить это явление. Настоящий целитель - это лекарь, костоправ, знаток обрядов и традиций, обладающий множеством знаний. Раньше наш степной народ был в большинстве своем малограмотный, поэтому целитель был всегда в большом почете. 
Даган Бараевич не отдавал целительству всё свое время, а, как и все, работал в колхозе. Он помогал отцу, был подпаском в гурте – пас колхозных коров. Основу традиционного хозяйства калмыков всегда составляло кочевое скотоводство. Скот круглогодично содержался на пастбище, за ним требовался соответствующий уход и пастьба. Даган Бараевич занимался тем, к чему имел природную расположенность: это было то, что он знал и умел лучше всего и откуда черпал неиссякаемую энергию и свое творчество. Здесь было всё, что дорого его сердцу: бескрайние ковыльные степи, загадочные маревые дали, оплывшие курганы, вольные ветры, пахнущие пряной полынью. Только здесь, наверное, и приходило к нему ощущение счастья и вдохновение. В это время и появились, скорее всего, лучшие строфы его стихов и песен. 

Душа нашего народа, унаследовавшая мудрость, духовную щедрость и красоту Востока, всегда была поэтична. Только народ с такой лирической светоносной душой мог создать гениальную национальную эпопею «Джангар». Даган Бараевич являлся солью земли калмыцкой, и песни были для него своеобразной формой общения с природой, попыткой проникнуть в глубинную суть жизни. Все свои чувства и переживания он выражал в стихах.
Талантливая, творческая личность, он писал очень красивые стихи: «Ценкр сяяхн сарул…(красив прозрачный свет луны)». Каждая строфа состоит как бы из легких, воздушных строк. Калькированный перевод стихов на русский язык совсем не передает их выразительности, красоты и образности, теряется очень многое. Жаль, что его сочинения так и не увидели свет, сохранились лишь две записные книжки в архивах ГУЛага.
В 1939 году набирали на курсы трактористов молодых людей, из тех, кто знал грамоту. Без сомнения, Даган Бараевич был одним из самых грамотных людей в хотоне. Так он попал в поселок Зурган. После окончания курсов он стал работать в своем колхозе им. Куйбышева трактористом.
Песня «Котуш », которая считается народной, была написана им в период с 1939 по 1940 год. Героиня этой песни Шорваева Котуш Окаевна вспоминает, что в это время Даган Бараевич ездил вместе с другими юношами и девушками по животноводческим стоянкам и полевым бригадам с концертами. Это называлось агитбригадой. Комок неуемной энергии, он сплачивал людей, был заводилой у молодежи: «Ескягярн эргяд бяядг кюн биля», отлично танцевал, декламировал стихи и пел песни собственного сочинения. Помимо стихотворного дара он обладал и музыкальными способностями. Талантливый человек талантлив во всем, у него был идеальный слух и прекрасный голос. 
«Котуш» - песня о первой любви юной девушки, над которой незлобно подшучивают друзья. Котуш Окаевна вспоминает, что ей тогда было 14 лет, она, как говорят сейчас, тусовалась среди молодежи, и ей очень нравился один молодой человек – Аринчиев Балдыр. Котуш наивно и несколько неуклюже кокетничала, пытаясь обратить на себя его внимание, что послужило поводом для появления шуточной песни с задорной, танцевальной мелодией.
Значительная часть лирических сочинений Дагана Бараевича посвящена любовному чувству. В Зургане во время учебы на курсах трактористов Даган Бараевич познакомился с Булгаш – Санджиевой Булгун Очировной, 1921 года рождения, ставшей его музой.
Любая встреча в жизни – это всегда шанс измениться, прожить жизнь по-другому. Так и встреча двух людей, которые шли по жизни, не подозревая о существовании другого, и вдруг однажды встретились и познали чувство, которое перевернуло всё в их душе, делая жизнь более яркой, красочной, наполненной. Это чувство - совершенно особое ощущение чуда, пронизывающего, словно поток света. Так в жизнь Дагана Бараевича неожиданно ворвалась любовь, и это чувство осталось у него на всю жизнь, целиком и полностью заполнив собой его душу и сердце. Он пронес эту любовь через все беды, выпавшие на его долю, и продолжал любить еще много долгих лет без неё - она умерла вскоре после его осуждения, в 1947 году. 
Даган Бараевич осмелился противостоять общепринятому: он, наперекор традициям, посмел полюбить, добился взаимности, более того, добился, чтобы за него засватали Булгун. Брак по любви по тем временам был редким исключением. Тогда еще строго соблюдался калмыцкий обычай, согласно которому только старшие в роду имели право выбирать невесту для молодого человека. Мнение жениха и невесты, как правило, в расчет не брали. Делалось это для того, чтобы избежать кровосмешения: калмыки – малочисленный народ.
Но пожениться влюбленным не пришлось - обстоятельства диктовали свои условия, не оставляя места компромиссам. В апреле 1941 года Дагана Бараевича мобилизовали в РККА - Красную Армию. Надо отметить, что тот момент он практически не знал русского языка.
О службе в армии свидетельств не осталось. Даган Бараевич не рассказывал о периоде с апреля по июнь месяц 1941 года даже будущему шурину Налаеву Санджи Четыровичу, с которым почти десять лет просидел в лагерях, и где времени на воспоминания было предостаточно. Последующие годы были так насыщены событиями, что затмили все впечатления от армейской службы. 

Разговоры о войне ходили давно, словно бы все ждали её, и все-таки она началась неожиданно. Полк, где служил Даган Бараевич, с первых дней войны принял участие в оборонительных боях в районе города Койсуг (современный Батайск Ростовской области). Он воевал в пулеметной роте 526-го отдельного стрелкового батальона в составе 12 Армии Юго-Западного фронта. От ремня пулеметного станка у всех красноармейцев на плечах были незаживающие раны.
В молодости жизнь представляется бесконечной, и даже трудно вообразить, что она может когда-нибудь прекратиться. На войне Даган Бараевич в полной мере осознал, что такое одна-единственная человеческая жизнь и что его собственная жизнь тоже может в любой момент оборваться. Смерть висела над каждой головой. Страх, хоть и посещал его, но уже не был паническим, как при первых встречах с противником, а стал нормальной защитной реакцией организма - ко всему привыкают. Среди бойцов бывали и такие, кто так и не смог избавиться от этого прилипчивого чувства, но почти все красноармейцы относились к возможной смерти, как фаталисты, преодолевали страх и становились профессиональными воинами. У каждого человека - свой запас прочности.
Во всех делах благородный человек показывает человеческое достоинство, даже  тогда, когда его жизни грозит опасность. В такие минуты и проявляются все стороны характера. Булгун Дагановна, старшая дочь Дагана Бараевича, вспоминает: «В 1965 году мы с отцом поехали в село Садовое, районный центр. Пошли там в магазин. К отцу из толпы кинулся мужчина с распростертыми объятиями и буквально потащил нас к себе домой. Очень был рад, что встретил отца. Хозяин на радостях открыл бутылку водки. Отец не пил, а тот мужчина на радостях выпивал. Я маленькая была, но помню, он сказал: «Если бы не твой отец… Он спас меня на войне». А что и как, не сказал. И я не спросила после у отца, кто это был, как он его спас…» 
Накануне боев в ротах активно работали политруки, убеждали не щадить себя во имя Родины, отдать жизнь за вождя советского народа Сталина. 
Продовольственное обеспечение в первое время не было налажено. Полевая кухня застревала неизвестно где по два-три дня, и тогда их кормили так плохо, что «даже заключенных так не кормят». Воду приходилось набирать из близлежащих водоемов своими котелками. Красноармейцам выдавали по 150-200 граммов хлеба в день, иногда перед боем - «наркомовские сто грамм» и табак. 
Однажды снарядом убило полковую лошадь. Даган Бараевич быстро разделал тушу, перетащил её на позиции роты и стал варить конину. В тот день солдаты были накормлены свежим мясом.
Сутки напролет грохотало так сильно, что скоро все привыкли к неумолчным разрывам и треску пулеметов. Ночами было тревожно спать, потому что небо было красным от зарева. 
Советские войска отступали с ожесточенными боями. Необстрелянные молодые бойцы попадали под шквальный огонь противника. Раненых вывозили на полуторках и подводах, которые бесконечной вереницей тянулись в тыл. Рядом с транспортом устало шли те, кто мог идти сам. 
Было огромное количество убитых,  их не успевали хоронить. Стояла жара. Откуда-то пригнали  красноармейцев лет сорока-пятидесяти, и они вместе с полковыми похоронными командами погребали тела в братских могилах, а тогда - попросту в больших общих ямах. В дневнике Дагана Бараевича есть запись: «Из семисот человек в живых после боя осталось сорок ». 
Поражаешься, читая мемуары фронтовиков о Великой Отечественной войне. Пройдя через такое множество кровопролитных сражений, практически невозможно было уцелеть. На войне всё страшнее и ужаснее, чем в кинофильме или в художественной книге, и многие там гибли. Причем очень часто гибель была не геройская, не эффектная, как в кино, а мучительная и безвестная. Война была, как кровавая бойня, как мясорубка, и наши солдаты на ней были как пушечное мясо.
30 июля 1941 года Даган Бараевич был ранен в левую руку, разрывная пуля попала прямо в локоть. Его оттащили назад под начавшимся артобстрелом. В полевом госпитале извлекли осколки, но рука не действовала - пуля разорвала нервы. Начались скитания по фронтовым госпиталям. Наконец, он попал в Кисловодск в специализированный клинический госпиталь, в котором проводились  операции на нервах. В справке, выданной госпиталем, написано: «Травматическое повреждение левого лучевого и серединного нервов в стадии регенерации после сквозного огнестрельного ранения пулей левого предплечья. Ранение связано с пребыванием на фронте на Югозападном направлении ». Эту руку врачи все же  спасли, но восстановилась она не полностью. Булгун Дагановна рассказывает: «Левая рука у отца была не очень, фронтовое ранение сказывалось. Яйца в корзине несет этой рукой, бывало, рука напряжения не выдерживала - яйца вдребезги».

Дагана Бараевича с незалеченными до конца ранами в начале 1942 года отправили на фронт – правая рука здоровая, винтовку может держать, значит, сможет воевать. Войска требовали постоянного пополнения. Красноармейцы, призванные в армию в ходе войны, не имели времени на подготовку, поэтому бывших трактористов направляли в танковые войска. Так Даган Бараевич попал механиком-водителем в танковую дивизию, которую впоследствии назвали гвардейской Кантемировской. Дети Дагана Бараевича вспоминают, что он любил песню «Три танкиста, три веселых друга» и гордился своей службой в Кантемировской дивизии.
Служба в танковых войсках — это тяжелая и кровавая работа. Техника в начале войны была несовершенной, это не то, что современный танк, напичканный компьютерами, новым оружием и электроникой. У танка Т-34 была и броня тоньше, и орудия более мелкого калибра. Перепачканные в солярке и машинном масле, дыша гарью пороховых газов, танкисты в промежутках между обстрелами таскали на себе тяжелые снаряды для своей пушки, пытаясь по пути очищать их от солидола и мазута. То и дело рвались гусеницы даже без попадания снарядов – между катками попадал грунт, и траки не выдерживали. Такие танки становились легкой добычей для противника, прямые попадания прошивали машины насквозь, и те вспыхивали факелами. 
Снаряды стучали по броне, как молот по наковальне в кузнице. Грохота танковых пушек и одиночных выстрелов не было слышно: все сливалось в единый грозный гул. Гул войны.
Эта боевая машина, по большому счету, напоминала большую железную коробку, у танка не было, как сейчас, компенсаторных механизмов, приглушающих звуковую волну. Если танк подрывался на мине или в него попадал снаряд, то звук внутри достигал такой силы и мощи, что у танкистов могли лопнуть барабанные перепонки. Шлемофон был для такой волны небольшой помехой. Более всего был подвержен этому механик-водитель, который сидел в самом низу. Контузия, сотрясение мозга у танкистов считались нормальным, рядовым явлением. 

8 марта 1942 Даган Бараевич был ранен во второй раз, и куда более серьезно, - его танк подорвался в бою на мине. К счастью, несмотря на строгий запрет,  танк шел в атаку с открытым люком, иначе вряд ли Даган Бараевич смог бы самостоятельно выбраться из горящего танка. Он просто чудом остался жив, получив сильнейшую контузию и ожоги, кроме этого осколки окалины и внутренней брони разворотили левый бок и пробили левое легкое. Он помнил только пронзительный звон в голове, кровь, хлынувшую из ушей, подступившую тошноту, потом в глазах потемнело, и он потерял сознание. 
Шесть месяцев Даган Бараевич скитался по госпиталям, сначала в полевом госпитале, потом в гарнизонном, затем его переправили в глубокий тыл – в Алма-Ату, где он «находился на излечении в ЭГ-1280 с 28 апреля 1942 года по 11 июля 1942 года и признан врачебной комиссией по ст.9-А гр.1 «Расписания болезней» НКО СССР № 184 1940 г. негоден с переосвидетельствованием через шесть месяцев ». Видно, так уж было ему суждено: чтобы вернуться домой, нужно было сначала познать огромные просторы своей страны - сначала Кисловодск, затем Казахстан.
Потянулись долгие унылые месяцы на госпитальной койке. В палатах лежали по 10-12 человек, многие молодые солдаты, обожженные, изуродованные, без рук и ног, проходили здесь лечение и реабилитацию.
Бессонными ночами, когда физические страдания не давали уснуть, Даган Бараевич слагал стихи, чтобы отвлечься. В «Деле…» имеется поэма, написанная им в госпитале, с подстрочным переводом, сделанным для следствия. Многие строфы плохо видны (бумага обветшала, чернила расплылись), но даже сохранившийся текст передает душевное состояние, чувства и основные мысли автора. Слова поэмы хватают за душу живой, неизбывной болью:

Из 700 человек осталось только 40.
Во многих боях участвовал.
Стал, как хворостинка, исхудал.
Снаряд тяжелой пушки опять поранил меня.
… /снаряды?/ как град сыпались.
В марте 8-го дня меня поранило.
Столь муки и страдания наводят эти врачи.
Почему они не учитывают мою просьбу
Быть осторожным в обращении с раною.
Почему такое мучение? Почему оно навязалось?
Будет ли конец этому мучению.
Обо всем этом думаешь, всё внутри ноет.
Мои очи наполняются слезою.
Люди, раненные железом,
Стонут, дергаются они.
Их стон разносится по всей комнате …

Перевод поэмы страдает низким качеством - никто, естественно, не постарался придать тексту некое подобие художественной формы в соответствии со стилистикой русского языка. Как результат такого прохладного отношения, поэма потеряла в русском варианте многое, если не всё, прежде всего, с точки зрения художественности. В таком виде она напоминает какой-нибудь бюрократический документ с сухими статистическими данными.

В июле 1942 года Дагана Бараевича вызвали на медицинскую комиссию госпиталя. Его «комиссовали» - он был признан негодным к дальнейшему несению воинской службы и демобилизован из армии как инвалид 2-ой группы.
Формально война для него закончилась, но еще долгие годы, вплоть до самой смерти, она не отпускала его, постоянно напоминая о себе. Ранения особенно сказались в пожилом возрасте. Ему поставили диагноз «посттравматическая эпилепсия», всё чаще стали случаться припадки, сильно беспокоила израненная рука, к этому добавилось постоянное бронхитное состояние – последствия ранения легкого, мокрота клокотала при дыхании, не было сил, чтобы выкашляться.

Память устает хранить в себе события и всевозможные житейские перипетии, которые тяготят человеческую душу. Конечно, это вовсе не означает, что тяжелые воспоминания, словно по мановению волшебной палочки, можно взять и вычеркнуть из прошлого – раз и навсегда. Особенно хорошим лекарством для человеческой души являются время и дела, которых нельзя отложить на потом. В житейских заботах Даган Бараевич забывал о том, что ему приходилось на войне стрелять в людей, нарушая при этом нравственные буддийские заповеди - не вредить живым существам, не лишать их жизни.
Валентина Дагановна вспоминает: «Году в 70-м на 9 Мая пришел к нам дед Иван Медведев поздравить отца с Победой. Завел разговор о войне: «Ты стрелял в немцев? Ты давил своим танком людей? Приходилось, говоришь? Как же ты после этого жить можешь спокойно?» Сам он, говорят, не воевал. Отец пытался оправдываться: «Как можно было не выполнять приказ, если это война, идет бой? Жестокая была война. Один день прожить на войне, это было большое дело». Отец так разволновался, что ему стало плохо, начался очередной приступ». 

Так в биографии Дагана Бараевича закончился военный этап. Выжив вопреки обстоятельствам в первый раз, он нашел в себе силы преодолеть выпавшие на его долю невзгоды. Вернувшись домой в августе 1942 года, он постепенно приходил в себя после жестоких ранений. 
В том же месяце началась немецкая оккупация, но она не захватила восточную часть Малодербетовского района, где жила семья Такаевых. 
После освобождения Калмыкии советскими войсками он устроился работать налоговым агентом в своем поселке и в мае 1943 года женился на Булгаш. Но спокойная жизнь продолжалась недолго. Через полгода эшелон несчастья, наполненный людским страхом, скорбью и покорностью судьбе вез его на восток. Синдром Одиссея тут не при чем. Немецкая оккупация, длившаяся полгода, с августа 1942 по январь 1943 года, принесла горе нашему народу. Эти несколько месяцев оккупации калмыцкий народ жил, как мог, переживая её, как неизбежное зло, которое когда-нибудь должно было закончиться, и дождался. 28 декабря 1943 года началась операция «Улусы» - трагедия библейских масштабов. По воле «гения всех времен и народов» весь калмыцкий народ, состоявший на тот момент из женщин, стариков, детей и инвалидов войны, был обвинен в пособничестве фашистам и депортирован в Сибирь. Им была уготована трагическая судьба, связанная с историческими событиями того непростого времени. 

Совсем обескураженные происходящими событиями, люди сидели, сгрудившись,  на грязном полу холодного товарняка, как будто в издёвку названного «теплушкой», и не могли даже наладить свой дорожный быт. Казалось, будто они остались в другом мире, потеряв ощущение времени, перестав вести счет дням бесконечного в своем страшном однообразии путешествия, ощущая только зловещее предчувствие будущего. Жуткие ночи завершались по утрам одним и тем же – выносом на очередном безымянном полустанке одного, а то и нескольких человек, умерших от холода или болезни. 
Каждый настоящий поэт, по определению Д.В. Веневитинова, — мыслитель, философ. Неравнодушие к происходящему тревожило душу Дагана Бараевича. Это гражданское чувство - самое отрадное, чем одарила его судьба. Его не привлекала пассивная роль, на которую государство обрекло всех, а обостренное мировосприятие не давало ему покоя. По пути в Сибирь он сочинил стихи о депортации. 
Все калмыцкие поэты-трибуны не остались равнодушными к происходящим событиям. Давид Кугультинов, например, за стихотворение «От правды я не отрекался…» провел в лагерях десять лет. Словами другого стихотворения Кугультинова мы назвали свою работу.
Чувствуя несправедливость, творящуюся вокруг, Даган Бараевич рассказал в своих пронзительных стихах правду без прикрас, то, что наблюдал в пути. В них он выступил против выселения с родных земель, против геноцида, истребления, уничтожения своего народа. Он читал свои стихи в стылом вагоне своим землякам, стараясь хоть чем-то их подбодрить, «облучая» всех теплом своего сердца. Эти проникновенные строки никого не оставили равнодушным, западая в душу, как зерно в благодатную почву. Только по-настоящему сопереживающее, неравнодушное сердце могло подсказать ему такие слова. Все, кто был в вагоне, старался запомнить, заучить их или записать для себя. Позже эти стихи явились причиной особой неприязни к нему со стороны властей.
Вот перевод нескольких строф из этого стихотворения, которые мы нашли в уголовном деле:

…По широкой калмыцкой степи
Колонна машин бежала.
Солдаты НКВД организованно прибыли
По калмыцким хотонам.
Они стали, как часовые,
Чтобы безграмотных калмыков
Лишить всяких благ.
С волчьим взглядом солдаты
Насильно нас гнали,
А тех, которые отстанут,
Возможно, изрубят …

Подстрочный перевод далек от совершенства, о красоте стихов можно судить лишь по оригиналу. Калмыцкий язык настолько богат и многообразен, что эти стихи вообще трудно перевести, теряется национальный колорит, игра слов, присущая только калмыцкому языку, потаенные смыслы, образы, сидящие в подсознании народа. 
Даган Бараевич декламировал также эпос «Джангар» и «Ээлдхня зярлг », огромные тексты которых знал наизусть.  Позже, во время депортации, «Пророчества» получили особое распространение в условиях безграничной потребности в духовности.
«…Наступит время, когда человек с помощью предмета сможет поднять другой предмет до звезд и обратно, и дальше, через восемнадцать тысяч миров к Богу. Запомни! Если у тебя нет времени ждать тысячелетия, и ты при жизни хочешь предстать лично перед Творцом, чтобы раствориться в Его великом и необъятном свете, ты должен идти по пути совершенствования. Потому что, идя по пути самопостижения, раскрывая в себе тайные силы, ты сможешь познать Бога. На этом пути ты узнаешь ненависть, переходящую в сострадание к людям. Через сострадание ты постигнешь Любовь и справедливость, суть богатства и нищеты, суть силы и бессилия. Ты узнаешь боль одиночества, оставаясь среди множества людей. Ты постигнешь радость и боль одновременно, раскрыв свое истинное восприятие мира и увидев человека таким, каков он есть…» - говорится в них. 
«Пророчества» заканчивались предсказаниями, что человечество ожидают крупные потрясения, а подрыв доверия к традиционным устоям и высокой морали повлечет за собой тотальный нигилизм и депрессию.
Наши рассказчики не смогли толком вспомнить все события, происходившие во время следования к месту поселения, - они сплелись для них в одну нудную и тягостную нескончаемую серость дней. Да и маленькие они были в то время, поэтому помнят немного.

Так в январе 1944 года Даган Бараевич попал в совхоз «Сталинец» Ужурского района Красноярского края. Родные Дагана Бараевича (отец, жена Булгаш и невестка Бачин – жена пропавшего без вести на фронте брата Убуша - с двумя малолетними дочерьми) ехали в другом вагоне эшелона, поэтому они попали на поселение в Алтайский край. Случилось это оттого, что Даган Бараевич на момент депортации народа был в дороге, он ехал в Малые Дербеты по службе. Военные отобрали у него лошадь с телегой, а самого посадили в «студебеккер» и повезли с жителями другого хотона на станцию Абганеры Сталинградской железной дороги.
Ему пришлось жить в небольшом бараке-общежитии, разделенном деревянными перегородками. Холодный барак был заселен плотно, нары были сколочены в два ряда. Внутри было сумеречно даже днем, помещение освещалось чадившей керосиновой лампой. 
Сейчас трудно даже представить, как выдержали они, полуголодные, легко одетые люди, и тяжелую непривычную работу, и суровые морозы. Из-за непосильного труда, непроглядной бедности и невыносимо тяжелых условий жизни многие заболели и умерли в ссылке.
Говорят, что самое важное для себя человек учится ценить в трудные минуты. Сибирь для спецпереселенцев – это воплощение того, на какие высоты смирения и терпения может подняться человеческий дух. 
Крестьянская профессия и сейчас не знает восьмичасового рабочего дня, а в войну в тылу трудились и вовсе без отдыха. Даган Бараевич работал, как все, от зари до зари: чабаном, возчиком, разнорабочим, да мало ли в сельском хозяйстве дел, где нужна была помощь. Рабочих рук в те годы не хватало особенно остро, сказывалась война. 
Он не оставлял надежды найти своих родных, дотошно расспрашивая тех, кто приходил к нему на лечение – слух о его способностях распространился и здесь. С места поселения нельзя было уезжать даже на время, за соблюдением режима наблюдали коменданты, но люди как-то прорывались к нему, многие из них – тайком, рискуя свободой, несмотря на то, что за подобные действия, возможно, придется жестоко расплачиваться. Если это становилось известным в комендатуре, то уже нельзя было миновать лагерей, а оттуда возвращались лишь единицы. В основном приходили к нему по ночам, когда все кругом уже спали, и он не мог отказать их просьбам. 
Так он узнал, что его семья находится в Алтайском крае в поселке Бор и что невестка работает на лесоучастке – валит лес.

Через год, в январе 1945 года, он получил разрешение на переезд в деревню Новая Покровка Быстроистокского района Алтайского края, граничащего с Ужурским районом Красноярского края, поближе к отцу и невестке. 
В мае 1945 года пришла радостная весть о Победе. Ликованию местных жителей и спецпереселенцев не было предела. Всех объединяло чувство, что они смогли выдержать выпавшие на общую долю испытания и выжили, несмотря ни на что. Приподнятый настрой вселял всеобщую уверенность, что теперь жизнь пойдет иначе, чем прежде. Никто не знал, чем, собственно, она будет отличаться, но все верили, что грядущая жизнь обязательно будет лучше. По-другому быть не может, да и не должно, считали все.
Жизнь, между тем, продолжалась, а ожидания, что наступят лучшие времена, пока не оправдывались. Всё было по-прежнему: голод, тяжелый труд, отметки в комендатуре. Спецпереселенцам не разрешалось свободно передвигаться по стране, кроме как по указанному в «дорожной карте» маршруту в конкретный населенный пункт. Приходилось долго добиваться выезда у начальника комендатуры. 

Дагану Бараевичу удалось получить разрешение на воссоединение с семьей брата-фронтовика . Среди энкавэдэшников тоже были разные люди. Так в начале 1946-го, через два года разлуки, он перевез в Новую Покровку отца и невестку с двумя племянницами – Боова и Бая. В селе труд был не таким тяжелым, как на лесозаготовках. Стали они с невесткой работать в колхозе имени Куйбышева, что располагался на территории села Новая Покровка. Он был пастухом или, как позже отметят в уголовном деле, рядовым колхозником, она – подсобницей в коровнике.
 Он также добился разрешения перевезти к себе Булгаш, узнав, что она живет в пятидесяти километрах от их села. К этому времени она была уже замужем – дядя позаботился о ее судьбе. Во второй раз Даган Бараевич осмелился сломать традиции и противостоять общепринятому. Он, всегда противоречивший сложившемуся укладу, поехал за любимой, говорят, что даже «надавал ее мужу по шее» и забрал домой. Это тоже был подвиг любви. 

Смотрите также связанные статьи

21.12.2016 - Калмыкия получит 388 млн рублей для сбалансированности бюджета
21.11.2016 - Калмыков считают агрессивными: составлена карта стереотипов россиян о россиянах
09.09.2015 - Как заиметь собственное жилье
31.08.2015 - Как найти работу в глубинке
19.08.2015 - Ремонтные материалы и связанные с этим аферы
14.08.2015 - Помощник в решении сложных бюрократических вопросов
07.08.2015 - «Калмэнергосбыт» проиграл дело в арбитраже
07.08.2015 - Природное наследие - под охрану государства
07.08.2015 - Жесткий спрос за финнарушения
03.08.2015 - В интересах жителей
29.07.2015 - Инвестору - нет!
29.07.2015 - Зарплатам инфляцию не догнать
23.07.2015 - Жизнь прожить
23.07.2015 - Единороссы - за разумную реформу ЖКХ
23.07.2015 - Торговля в проиграше
ten3235@yandex.ru
Дата: 28.06.2012 | Комментарий: 2
ten3235@yandex.ruСибирские калмыки...
Да, это, действительно,трагедия калмыцкой нации.... (там, в сибирской высолки, (выжившие) калмыки вынуждены "перешагивать" через судьбы своих же "калмыков", чтобы ВЫЖИТЬ...). Но, всегда сохранялась ВЕРА КАЛМЫКОВ, а это "буй-кедг", "насан-утлх", "хар-кель" и, всё это, демонстрировали калмыцкие Бакши, которые выживали за счёт своих же (калмыков).
Справка:
Сегодня, калмыцкие Бакши так же живут, за счёт "сибирских калмыков", но их уже мало и мы (БАКШИ) выживаем...

На политическую сцену пришли тибетские сепаратисты (Тело Тулку рипоче, геше Лодой и их калмыко-подобное окружение) и приватизировали нашу ВЕРУ, наши ОБЫЧАИ и ТРАДИЦИЮ, но мы (БАКШИ) не сдаёмся и будем ВОЕВАТЬ....
От автора:
Современные калмыки, думают, что это (написанное) "фантазии" или (по современному) ....., но, это далеко не так: Мы, Бакши (реально) работаем с Калмыцким Народом и потому, смело даём оценку (ныне действующему) народу...
Дата регистрации: Нет информации
Гость
Дата: 11.12.2010 | Комментарий: 1
ГостьОчень интересно и еще дает надежду верить в молодое поколение. Все так же как рассказывали мои родители.
Разница в том, что мы не записывали ничего, думая что они будут всегда рядом.
Дата регистрации: Нет информации
Ваше имя:
Комментарий:
Секретный код:Секретный код
Повторить:

Нет содержания для этого блока!
Погода
ФОБОС: погода в г. Москва
ФОБОС: погода в г. Элиста
Курсы валют
Категории статей
Буддизм
История, религия
Ринчен Дордже

Калмыкия
Общие
За бугром
Login
Логин

Пароль

Опрос
Вы владеете калмыцким языком?

Да, свободно
Да, немного
Понимаю, но не говорю
Знаю слов 10
Не владею


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 1258
Комментарии: 44
Последние статьи

Общие 20.02.2017
Собираясь приобрести дом, многие интересуются, на... >>>

За бугром 12.02.2017
Поездка на отдых является одним из самых знаковых ... >>>

Общество 26.01.2017
Для того, чтобы скоротать свободный вечер, человеч... >>>

Калмыкия 21.12.2016
Регионы получат дотации на поддержку мер по обеспе... >>>

Культура 21.12.2016
В ближайшую пятницу, 23 декабря, в день празднован... >>>

Генерация страницы: 0.059 сек. и 19 запросов к базе данных за 0.007 сек.
Created by Galany4